Диковинная хата

Редкий прохожий. особенно если он издалека. не остановится у замысловато связанного плетня с резной скамейкой. Нет, эта старая казачья хата выделяется не своими размерами или архитектурой, а отделкой и тем, что ее окружает и находится внутри. Сразу оговорюсь - для этого используются не какие-то необыкновенные материалы, а обычное дерево да древесная кора. Из нее, например, обшивка дома. Деревянный фронтон украшен причудливой резьбой. отделаны ставни и наличники, даже дымоход и тот исполнен столь искусно, что трудно глаз отвести. Венчает крышу этой диковинной хаты гнездо с семейкой аистов. Птицы словно живые. Нажимается скрытый от взора рычажок, и аист, стоящий над гнездом, захлопал крыльями. зашевелил ногами и клювом, ожили аистята.

 
Диковинная хата
 
А во дворе чего только нет! Вот у самого плетня примостились рядком старик со старухой. Старичок бережно прижимает к груди "Сказки Пушкина".
 
- Знаете. это не случайная деталь. Сколько себя помню, я всегда находился под чарами Пушкина, его сказок и сказок вообще. Так что многие мои изделия - иллюстрации к ним, - замечает хозяин дома.
 
Вот огромный медведь. Встав на задние лапы, он как бы "приветствует" всех входящих. В углу рядом с калиткой распластал свои огромные крылья орел. В глубине двора трехметровый Емеля с удивлением взирает на щуку, которая произносит волшебные слова. Рядом - те самые ведра, что "пошли сами". Невдалеке от порога дома уютно расположился с трубкой в зубах дед Щукарь.
Эти и другие работы можно разглядывать долго, не переставая удивляться фантазии и мастерству их создателя. Многие произведения народного умельца я уже видел раньше на улицах Сочи и Усть-Лабинска. Все они вырезаны из дерева.
 
- Я перепробовал разные материалы и убедился в том. что лучше дерева ничего нет.От него исходит какая-то теплота. Сядешь с резцом перед куском ивы. вязя. бука и забываешь обо всем, - говорит Иван Алексеевич. продолжая обтесывать ствол дерева.
 
Я вообще заметил, что Дончаков ни минуты не сидит без дела. Его большие натруженные руки, много передалевшие почти за 70 лет, все время в работе. Только что умелец доделал новую стамеску (инструменты он изготовляет сам, причем с выдумкой). Каждый топорик, тесло или нож - это тоже произведение искусства. 
 
А сейчас Иван Алексеевич колдует над заготовкой для очередной скульптуры.Это бревно с горномным комлем он привез из Красногвардейского лесничества (Усть-Лабинск находится в степной части края, где каждая жердь на счету), расположенного в соседнем районе.Помогают только широкая известность искусства мастера да его бескорыстие. Каким только организациям и предприятиям не дарил Дончаков свои скульптуры! Вот люди и платят добром за добро.
 
Мое увлечение. наверное. от дедушки Андрея Васильевича. - ответил Дончаков, когда я его спросил. как он пришел к своему хобби. - Вот уж был мастер! Как-то сделал мне, мальцу, деревянную лошадку. Верите: ну точная копия живой! Только маленькая, под мой рост. То-то было диво для станичных мальчишек. А из серьезных дедушкиных вещей я дл сих пор помню сверлильный станок и медогонку. Да и отец, которому сейчас 96 лет, тоже мастер на все руки. В тридцатые, сороковые годы не было в Усть-Лабинской человека, который бы лучше него разбирался в технике, столярном, плотницком, слесарном деле. В общем, тяга к дереву и металлу у нас, Дончаковых, в крови.
А как появилось первое изделие умельца? Это целая история. Поехал Иван Алексеевич с обоими своими сыновьями в Москву. Было это в далеком 1949 году. Все трое столицу увидели впервые. Многим она их удивила. Но больше всего - храмом Василия Блаженного. Об этом Дончаков и сейчас говорит не без волнения:
- Впечатление было таким, что захотелось, чтобы это чудо всегда было перед глазами. Но как это сделать? Вот и решил вырезать копию храма из дерева.
Эту мечту Дончаков ркализовал лишь через 20 лет. Вырезана копия из крепчайшего самшита. Храм будто из-под резца. Точнейшим образом соблюдены все детали и пропорции здания. Каждая грань кирпичной кладки, каждый изгиб маковки, каждый рельефный рисунок фасада храма безупречно повторяет оригинал.
 Позже Иван Алексеевич взялся за реализацию еще более грандиозного замысла: изготовил копию Кижей. Какой потребовался труд, говорит одна деталь. Одних миниатюрных черепичек для 22-главой Преображенской церкви потребовалось ни много ни мало 10 тысяч штук! Да еще десятки тысяч "бревнышек" и других архитектурных деталей... 
Начинал Дончаков с миниатюр. Среди них - прялка, бочоночек из 20 крошечных клепок, некрасовский Мужичок с ноготок, лучковая пила и другие поделки, непостижимым образом помещенные в бутылки, бутылочки, пузырьки и колбочки. От обилия всего, что создано Дончаковым, просто глаза разбегаются. Не сразу примечаешь расставленные в горнице в "возрастном" порядкесамовары. Маленькие - вместимостью 0,5 литра и большие - ведерные. Каждый Иван Алексеевич отреставрировал, если в этом была нужда, привел в полный порядок. Хоть садись и пей чай. Коллекционирование самоваров -еще одна страсть этого человека. Ну, а третье увлечение - книги.
Редкий день обходится без посетителей этого дома. И нет числа восхищенным отзывам
 

 

Люксембург – маленький рай в Европе

Простые и верные способы украшения гости…

Калькулятор калорийности продуктов питан…

Вопросы выбора чайника

Позитивное мышление. Учимся жить по фэн-…

Поддержка иммунитета

Cтамбул – самое сердце Турции

Восстановление груди после рака

Инкубаторы для птицеводства

Пищевая добавка Е102 (Тартразин)

Покупаем качественные строительные матер…

Солнечный Кипр

Лысеете? Вам нужно ехать в Португалию

Зачем нужна обработка сада весной

О заработке на буксах и САР

Рельеф Африки

Какими лечебными свойствами обладает хре…

Как выбрать женский автомобиль?

Онигири — японские рисовые шарики

Пластиковые окна - что и как

Яндекс.Метрика